03 30 27 07 18 21

История про кота…

Девушка и рыжий кот фото

Девушка и рыжий кот фото

Никогда в жизни не назвала бы так кота, но он мне достался уже с именем. Соседи уезжали за границу на ПМЖ и умоляли приютить их питомца.

Я пыталась приучить его и к звучной кличке Цезарь, но тщетно. Он отзывался только на родную — Васька. Спросите, чем мне не угодила эта весьма распространенная в кошачьей среде кличка? Да. тем, что я — тезка своего кота!

Родители дали мне при рождении редкое имя — Василиса, но одноклассники с первого дня сократили его до Васьки. Сначала я обижалась, потом привыкла.

В сказках Василисы обычно бывают премудрыми, чего обо мне, увы, сказать нельзя. О какой премудрости может идти речь, если к тридцати четырем годам карьеры не сделала, мужа не нашла, ребенка не родила? Так что вся моя семья — это полосатый серый кот.

Он у меня замечательный. Когда возвращаюсь домой с работы, поджидает у порога, виляет от радости хвостом и скалится, как собака. И человеческую речь понимает, разве что ответить не может. Хотя, нет, не права — еще как отвечает! Только не словами, а позами и разным по интонации мяуканьем. Так что недомолвок и непоняток в наших диалогах не бывает. За те четыре года, что живем вместе, Васька обиделся на меня всего один раз, но дулся почти неделю.

Случилось это так: соседи отдали мне его в середине января, полтора месяца все было нормально, а потом пришел март. И в спокойного и молчаливого кота словно черт вселился. Целым сутками он теперь просиживал перед балконной дверью и выводил рулады: «Ма-у-о-а-а-о-а-а-а!!!»

Днем еще ничего, а вот по ночам… Я пыталась спать в наушниках, накрывала голову подушкой — ничего не помогало.

После пятой или шестой бессонной ночи решилась на предательство — отвезла своего питомца в ветеринарную клинику и попросила, чтобы его кастрировали. Васька «не разговаривал» со мной несколько дней, а потом привык к своему новому состоянию — коты, как и люди, тоже ко всему привыкают… Тем более что, потеряв одну привилегию, получил от меня другую: отсутствие интимной жизни я компенсировала ему расширением жизненного пространства — стала выпускать на балкон. Сначала с опаской — вдруг упадет и разобьется, третий этаж все-таки. Но зря беспокоилась, кот и не думал падать. Он либо дремал, разлегшись на пуфике, либо, сидя на перилах, наблюдал за «пасущимися» внизу голубями.

В ту субботу я не валялась в постели, как обычно, до десяти, а встала в семь и сразу уселась за компьютер. До понедельника нужно было выполнить халтурку — перевести научную статью. Статья была нудной, изобиловала непонятными терминами, но от «левых» заказов я никогда не отказываюсь — деньги лишними не бывают.

Васька, увидев, что я встала, словно капелька ртути, стек со своего кресла, подошел, потерся об ногу: «Ты чего это сегодня ни свет ни заря? Работы набросали?

Ничего, хозяйка, будет и на твоей улице выходной!» Удивительно, но каким-то необъяснимым образом мой кот различал дни недели: в будний день мое раннее пробуждение его не удивило бы, а тут, словно знал, что суббота и нужно утешить. Затем неторопливо потрусил на кухню, оттуда деликатно мяукнул: «Раз уж оба встали, может, покормишь?»

Я насыпала ему в миску корма, сделала себе кофе с бутербродами и поспешила обратно к компьютеру. Спустя несколько минут в комнату вернулся Василий. Тщательно умывшись после завтрака, подошел к балконной двери и… постучал. Да-да, я ничего не напутала. Другие коты, чтобы им открыли, либо мяукают, либо царапают дверь, а мой поднимает переднюю лапу и интеллигентно стучит: тук-тук-тук.

Я поднялась и выпустила его со словами: «Чтобы до часу меня не беспокоил!»

«И ты меня, — ответил Васька, впрыгивая на пуфик и зевая во всю свою рифленую розовую пасть. — Я досыпать здесь на солнышке буду. Но в час разбуди. Кстати, не забудь рыбку достать из морозилки, чтобы успела разморозиться…»

Статья на поверку оказалась не такой уж нудной и даже увлекла меня, так что работа спорилась. Наконец решила сделать перерыв и взглянула на часы. Половина третьего! По идее Васька должен был уже давно не стучать интеллигентно с той стороны, а барабанить лапой изо всей кошачьей мочи — субботне-воскресная мойва в час дня — дело святое!

Вышла на балкон. Кота НЕ БЫЛО!!! Ни на пуфике, ни за горшком с пальмой. А больше там и спрятаться негде. Долго не решалась посмотреть вниз. Воображение живо нарисовало страшную картину: лежащий на земле маленький полосатый трупик. Наконец пересилила себя, шагнула к перилам.

На травке под балконом важно разгуливали голуби, валялся забытый кем-то из малышни пластмассовый самосвал. И больше никого и ничего!

Вздохнула было с облегчением, но страх тут же вернулся. Ведь Васька — абсолютно домашний кот, за свою пятилетнюю жизнь ни разу не покидал квартиры и совершенно не приспособлен к существованию в Большом Мире. Он не знает, что нужно бояться собак, автомобилей и злых мальчишек с палками. Он не сможет самостоятельно прокормиться, не сумеет найти безопасное место для ночлега. Он без меня пропадет!

Плевать на статью! Если нужно будет — ночью посижу. А если не успею… Ну не получу я четыреста гривен, ну в отместку это издательство перестанет подкидывать мне заказы — подумаешь? Сейчас главное — найти Ваську!

Известная пословица гласит: «Язык до Киев доведет». Могу предложить ее продолжение: «А в Киеве доведет… до пропавшего кота».

Возле подъезда на лавочке сидела старуха Авдеева с первого этажа.

— Здрасте, Нина Юрьевна! Вы тут кота, случайно, не видели?

— Серенький такой? Видала. Твой, что ли? Во-он туда побежал, — махнула она рукой в сторону арки.

— Побежал? — не поверила я (ни разу не видела, чтобы Васька сменил степенный аллюр на даже легкую рысь, уже не говоря о галопе).

— Ну, пошел, — поправилась старуха.

— А он не хромал?

— Вроде бы нет… А что, должен?

— Спасибо вам, — проигнорировав ее последний вопрос, припустила к арке: в отличие от Васьки бегать я умела — в институте быстрее всех в группе стометровку пробегала.

Выскочив на улицу, остановилась: а теперь куда? Направо? Налево? О том, что мой кот мог выбрать «прямо» и пойти через четырех полоску с оживленным движением, думать не хотелось.

Стала растерянно озираться по сторонам. Толстая женщина в синем сатиновом халате с отвращением возила тряпкой по стеклу витрины.

— Добрый день, — обратилась я к ней. — Вы здесь кота, случайно, не видели?

— Видела, — она была явно рада, что можно хоть на несколько минут оторваться от ненавистного занятия. — За последний час аж три штуки. Сначала черный с порванным ухом был, потом трехцветный, а минут пять назад — рыжий. Вам какой нужен?

— Серый.

— Ой, точно! Точно, милая, был такой, как же я о нем забыла! Ведь из всех — самый неадекватный!

— Неадекватный?! Что вы имеете в виду?

— Из соседнего дома девушка вышла с собакой. Огромный такой пес, черный, с бородой. Сорвался с поводка и прямо на кота помчался! А серый… Нет чтобы убежать или хотя бы зашипеть, стоит себе как ни в чем не бывало и смотрит, как на него бородатое чудище летит.

— И что? — холодея, спросила я.

— Ничего. Послушной собака оказалась. Хозяйка ее позвала, та и вернулась.

— А кот что же?

— Кот пошел в подземный переход.

— Куда пошел?!

— В подземный переход. Сама видела, как он спускался… Еще несколько месяцев назад в этом переходе стояло множество лотков и лоточков, с которых торговали всякой всячиной, потом мэрия владельцев «точек» разогнала, и теперь здесь было пусто. Только одна-единственная торговка, по виду учительница на пенсии, сидела на складном стульчике и предлагала прохожим свое рукоделие — вязанные крючком салфетки. Я метнулась к ней.

— Здравствуйте, здесь кот не проходил?

— Проходил. Минут двадцать назад. Только не прошел.

— В смысле?

— Увидел, что я пирожок достала, остановился, сел и глаз не сводит. Я ему говорю: «Ты этого есть не будешь!» — а он все равно смотрит. Так жалобно… Отщипнула кусочек, чтобы убедился, что невкусно, а он сожрал. Так весь пирог и скормила.

— А с чем пирожок был? — зачем-то спросила я.

— С вишней. А от второго с капустой отказался… И пошел себе, — она повела подбородком, показывая направление. «Тоже мне гурман выискался, — злилась я, выбегая из перехода на другой стороне улицы. И сразу следующая мысль вдогонку: — Васенька, миленький, да я тебе ведрами вишню покупать буду, только найдись живым и невредимым! Только найдись!»

— По «показаниям свидетелей», как по вешкам, я добралась до парка, куда якобы совсем недавно свернул серый кот.

— Видели, — хором ответили на мой вопрос трое пацанов на роликах, а один добавил: — Он в конце аллеи на дереве сидит. Залез, а спуститься не может…

Я не дослушала и с воплем «Вася! Васенька!» понеслась в конец аллеи.

— Котика ищете? — поинтересовалась юная мамочка с коляской. — Он за белкой погнался. Та на другое дерево перепрыгнула, а кот… Вон сидит.

Я подняла голову. Васька с огромными, как у лемура, и безумными от ужаса глазами сидел на нижней ветке сосны, а до этой нижней было метров десять гладкого ствола.

— Васеныш, милый, спускайся, — попросила я.

— Ма-а-а… — заплакал он совсем по-детски, что на кошачьем языке означало: «Я боюсь».

Я стала бросаться наперерез всем парням, которые попадали в поле зрения: к одному, второму, третьему: «Помогите кота с дерева снять!!!»

У первого на руке был свежий ожог, второй не захотел пачкать белые брюки, а третий — самый спортивный и накачанный — оказался банальным трусом.

Я бессильно опустилась на скамейку и зарыдала. «Ма-а-а-а!» — страдальчески вторил в вышине Васька.

Вдруг мне на колени упал мужской пиджак: «Подержите!»

Торопливо вытерла кулаком слезы, подняла голову.. Какой-то мужчина (немолодой уже, лет сорок пять, не меньше) медленно, но уверенно взбирался вверх по стволу. Мы с юной мамочкой, затаив дыхание, следили за его передвижениями. Три метра… пять… восемь… Наконец мужчина добрался до ветки и позвал: «Кис-кис-кис». Васька, который понятия не имел, что означают эти загадочные слова, оказался сообразительным — спрыгнул спасителю на плечо и покрепче закрепился на нем когтями. Когда ноги мужчины коснулись земли, я уже ждала их под деревом.

— Спасибо! Вася!!!

— Мы разве знакомы? — удивился кошачий спасатель.

— Нет.

— Но вы меня по имени назвали!

— Это не вас, а кота — я почувствовала, как краска заливает мне щеки.

— Значит, тезки, — усмехнулся незнакомец. — А вас как зовут?

— Вася…

Он посмотрел на меня как на сумасшедшую, отчего я еще больше покраснела.

— То есть Василиса. Но все зовут Васей.

— Понятно, — с улыбкой кивнул он. — Получайте вашего верхолаза, — и с усилием отодрав Ваську от рубашки, протянул его мне. Я прижала беглеца к груди и еще раз поблагодарила:

— Спасибо вам огромное.

— На здоровье, — мужчина натянул пиджак, но остался стоять на месте. «Наверное, вознаграждения ждет!» — догадалась я и зачем-то похлопала себя по карманам, хотя и так знала, что кошелька с собой не брала.

— Мне хотелось бы вас как-то отблагодарить, — сказала я, чувствуя неловкость.

— Может, проводите нас, и…

— Провожу, — кивнул Василий-человек. От денег он категорически отказался. Но попросил меня сварить кофе покрепче и замазать царапины на плече йодом. В порыве благодарности хотела еще рубашку постирать, но гость отказался: «Ее все равно больше носить нельзя!»

Мы пили кофе. Он — молча, а я рассказывала о своем питомце: и какой умный, и что человеческую речь понимает, и что сегодня впервые в жизни решил попутешествовать, и что Васька — моя семья…

— А что вы делаете завтра вечером? — вдруг спросил Василий.

— Статью перевожу, — вздохнула я. — Мне ее в понедельник сдать нужно.

— А после того как сдадите? Может, поужинаем где-нибудь вместе?

Я так растерялась — даже не нашлась сразу, что ответить. Гость, по всей видимости, принял мое молчание за сомнения и огорчился. Наклонился, погладил Ваську (тот лежал под столом и отходил от перенесенного стресса) и пробормотал:

— Ведь не могло быть простым совпадением то, что мы — три тезки — пересеклись в одно время в одном месте.

— Думаете — это знак? — теребя салфетку, тихо спросила я.

— Не думаю — уверен.

Я, по-моему, впервые за все время знакомства посмотрела Василию прямо в глаза. Посмотрела и подумала: «А что, он смелый. Он симпатичный. Он спас моего кота. И он назначил мне свидание. А… была не была! Почему бы и нет? А вдруг и правда судьба?»

— Хорошо. К которому часу мне в понедельник быть готовой?

Василиса, 34 года

Читайте так же:
04 13 22 07 09 17 26 05
Последние публикации
  • Из опыта лечения

    Лет двадцать назад у меня стали сильно неметь руки. Такие неприятные ощущения, что по несколько раз за ночь поднималась с постели, терла пальцы, ходила по комнате. А 1991 году в книгах про уринотерапию начали писать. Стала натирать... 
    Читать полностью

  • Портленд — город вкусной еды

    Элеонор Кэтлин О’Брайен ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА, АКТРИСА У Besaws (2301 NW Savier Street, +1 503 228 26 19, www.besaws.com) — старейшего портлендского ресторана (ему больше ста лет) — слава лучшего места для позднего завтрака. По выходным... 
    Читать полностью

  • Оформление стен своими руками: рисунок по трафарету

    Окрашенные стены обычно однотонные. Порой такое оформление стен начинает казаться человеку, скучным, а то и угнетающим. И даже картины, фотографии, полочки с безделушками не способны исправить положение. Но на окрашенной... 
    Читать полностью

  • Парк развлечений в Гонконге

    Парк развлечений Лим Шу Джа Студент Ocean Park — воистину великий парк развлечений. Кроме аттракционов на любой вкус, динозавров, поющих фонтанов, тропического леса, канатной дороги, панд, жуков-геркулесов и прочего здесь предлагают... 
    Читать полностью

Оставить комментарий

В мире интересного
Небольшие советы
Наш опрос

Какой стиль одежды вам ближе?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...